Вс. Мар 3rd, 2024
За живою водой

13. Тучи сгущаются

Две недели простояли русские полки в Киеве, празднуя победу над басурманами, а затем разошлись по своим городам и весям. Сами князья, впрочем, ещё оставались в столице с малыми дружинами – ведь великий князь Владимир Всеволодович женил своего сына, и они были приглашены на свадьбу, подготовка к которой велась полных ходом. Лишь один Толерант Леопольдович, разобиженный на весь белый свет, не пожелал присутствовать на свадьбе своего племянника и, капризно топнув ногою, ушел к себе в Тмутаракань, демонстрируя этим явное неуважение и к великому князю, и к его сыну. Это вызвало всеобщее порицание среди гостей великого князя – с одной стороны. А с другой – никто об этом особенно и не кручинился.

И ушел Толерант Леопольдович, как все думали, в свою вотчину, и сделал он двухдневный переход на юг, а потом нежданно-негаданно свернул на северо-восток и шёл целый день к половецким степям. И простоял он у их границ весь последующий день, а к вечеру к нему подошла орда Хана Боняка, и на следующее утро, соединившись с половцами, он двинулся с ним на Переславль. 

Сторожевые посты, впрочем, заметили этот его манёвр и донесли о нём воеводе. Еще раньше был перехвачен гонец Толерант Леопольдовича к хану Боняку, прозванному в народе «шелудивым хищником» за его частые и кровавые набеги на Русь. В письме, найденном под подкладкой собольей шапки посыльного, было писано:

Великому хану Боняку от Толерант Леопольдовича, князя Тмутараканского – радость и благополучие!

Знай, о великий хан, что я иду на Переславль! Святослав Владимирович сейчас сидит в Киеве со своим войском и беспечно готовиться к свадьбе с дочерью твоего заклятого врага – Ярослава Львовича. Переславль же беззащитен. Забудем же старые распри и обиды. Присоединяйся ко мне, о, гроза всей вселенной! Станем отныне друзьями и братьями на веки веков. Я сяду на стол Переяславский, принадлежащий мне по праву и нагло похищенный у меня моим племянником, ты же отомстишь ему за свое поражение у Воробьиной Горы и возьмешь богатую добычу.

Не медли же, скачи серым волком, лети черным вороном, торопись, пока город пуст, ибо удача любит отважных.

Отныне и навеки твой брат, Толерант Леопольдович.

Прочитав это послание, все вознегодовали на князя Тмутараканского за его предательство и, отложив свадьбу ввиду этих чрезвычайных обстоятельств, поспешили на выручку Переяславцам теми силами, что ещё оставались в Киеве.

Между тем Толерант Леопольдович и Боняк двигались к Переславлю глухими потаёнными тропами, как волки, стремясь подкрасться незамеченными. Какова же была их досада и каково изумление, когда они, придя к стенам города, увидели перед собой грозные дружины Святослава Владимировича и пришедших с ним князей! Вот тогда-то Толерант Леопольдович и поздравил себя за свою предусмотрительность! В одиночку он нипочём не одолел бы племянника, но с ордами Буняка, падкого на наживу и кипящего жаждой мщения, можно было и потягаться…

Итак, Толерант Леопольдович поставил свое войско на правом фланге под русским стягом, а басурмане заняли левое крыло, и над ними трепетал бунчук с лошадиным хвостом.

– Эй, тмутараканцы, собаки! – кричали Переяславцы предателям. – Так-то вы решили отблагодарить нас за нашу ласку? Проучим же вас, неблагодарные!

Воины Толерант Леопольдовича пасмурно молчали – крыть им было нечем. А с противоположного стана на них летели жгучие, как стрелы, слова:

– Эгей! тараканцы-голодранцы! Давно ль вы стали водить дружбу с погаными? Аль позабыли уже, как они потчевали вас своими вострыми стрелами да кривыми саблями у Воробьиной горы? Ужо узнаете у нас, как якшаться с косорылыми! Дадим вам добрый урок!

– Эй, сучьи дети! – кричали другие. ­– Сверните русский стяг, не позорьте славы наших предков! Уж коли снюхались с басурманами – так и идите за их драным хвостом!

И вот начался бой.

Качнулся половецкий бунчук, и орды половецких всадников поскакали на Переяславцев, ощетинившихся копьями. Не слишком-то охотно двинулись вперёд и дружины Толерант Леопольдовича.

Однако схватка оказалась недолгой.

Конница басурман напоролась на русские копья и повернула вспять, сминая собственные порядки. Затем передние ряды Переяславцев раздвинулись, и в образовавшуюся брешь вылетела их конница. Впереди, на гнедом Звездочете, мчался, подобный живому воплощению бога войны, Святослав Владимирович, разя мечом врагов направо и налево и наводя ужас на козлобородых. Басурмане кинулись врассыпную, давя друг друга. Пожалуй, их бегство было ещё стремительней, чем атака, и впереди бегущих войск, подобно двум прытким зайцам, скакали хан Буняк и князь Тмутараканский.

Что касается воинов Толерант Леопольдовича, то многие из них в том сражении перешли на сторону Святослава Владимировича, не желая воевать против своих вместе со своим исконным врагом – Буняком.

Разгромив врага, русские полки пробыли в Переславле ещё десять дней, а затем вернулись в Киев. Пока происходили эти события, наступила поздняя осень с дождями и холодными ветрами. Вновь стали готовиться к свадьбе, и уже когда все полагали, что беда, накликанная чёрным вороном в день помолвки молодых, миновала, явилась новая напасть. Под стены Киева пришёл маг и чародей Гарольд Ланцепуп.

Продолжение 14. Посольство

About Post Author

От Николай Довгай

Довгай Николай Иванович, автор этого сайта. Живу в Херсоне. Член Межрегионального Союза Писателей Украины.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *