Сб. Апр 13th, 2024
Конфеткин

Глава первая

Погоня

Госпожа Кривогорбатова обезумела от ярости.

Она свирепо металась меж деревянных скамей галеры, на которых сидели прикованные к веслам каторжане. В красном кулачке злобная фурия сжимала нагайку с тремя косичками из конского волоса, в которые были искусно вплетены заостренные металлические крюки, вырывавшие кожу с мясом из тел несчастных гребцов. Висячий фонарь на носу судна отбрасывал на исступленную фурию пляшущие блики, и в их отсветах эта ядовитая змея, обряженная в кумачовое галифе, черную куртку мужского покроя и высокие лакированные сапожки из свиной кожи казалась настоящим исчадием ада.

Впередсмотрящий до рези в глазах всматривался в ночную тьму, но что он мог увидеть? Лишь у крутых скул деревянного ростра, украшенного головой дракона с разверстой пастью, плескалась полоска смолистой воды, теряясь в ночи – и больше ничего. Слышался мерный скрип весел в уключинах, свист нагайки, раздавились стоны несчастных гребцов вперемешку с проклятиями, да мерные удары колотушки в медный таз – бум, бум, бум…

Куда держать курс? На что ориентироваться?

Звезд не было. Небо заволокли тучи, ветер постоянно менял свое направление…

Все понимали, что кормчий ведет судно вслепую.

А если бы даже и были звезды, или горел маяк – то, что с того? Все равно, и при ясном свете дня переплыть реку невозможно.

Оставалась одна надежда: спятившая ведьма перебесится и даст команду повернуть назад. Тогда спасение еще возможно. Тогда, быть может, небо смилостивится над ними. А коли нет… О том, что произойдет, если эта старая стерва будет упорствовать в своем безумии, не хотелось даже и думать.

Жуткие легенды ходили о судьбе тех несчастных, которые пытались, не будучи благословенны небесами, достичь края лучезарной страны.

Поначалу река отступала, и берег отдалялся от судна по мере того, как оно приближалось к нему. Река давала возможность безрассудным людям одуматься и повернуть назад. Если же этого не происходило – их настигала неминуемая расплата.

И тогда небо темнело от гнева. На пути моряков возникали чудовищные водовороты, способные утянуть судно на дно, как щепку. Вода вскипала и дыбилась. Из чернильных хлябей в любой миг мог вынырнуть гигантский спрут, диковинный ящер или же трехглавый змей. Эти монстры крошили суда, как яичную скорлупу, хватали людей, увлекали их в подводные миры.

Госпожа Кривогорбатова знала об этом не хуже, а может быть даже и лучше других. Она понимала, что её затея бессмысленна. Однако слепая ярость затмила ей рассудок. «Догнать! Схватить! – стучало в её воспаленном мозгу. – Вернуть назад, заточить в цитадель зла и рвать, рвать на куски этого мальчишку, его невинное детское тело, втоптать его в грязь, в пыль, в прах!»

Она никак не могла вместить в своем воспаленном мозгу: как это так? Ведь он уже был у неё в руках – и вдруг выскользнул из ее когтей! Да это же – плевок ей в лицо! Это же… черт знает, что такое! Позор! Скандал! Ей! Ей! Самой Аиде Иудовне Кри-во-гор-ба-то-вой, начальнику шестого отделения тайной полиции, перед которой трепещет каждая козявка в городе – и натянуть такой нос!

«Бум, бум…»

Небось, сейчас все потешаются над нею! В особенности этот выскочка Алле-Базаров!

«Бум, бум, бум… монотонно звучат удары колотушкой о медный таз, отдаваясь в её голове тупой болью.

– Вперед! Вперед, негодяи! – в неистовстве взревела старая карга.

Голову туманила удушливая волна ненависти, в душе клокотал огонь сатанинской злобы. О, с каким ярым наслаждением хлестала она нагайкой галерных гребцов, осыпая их площадной бранью!

Куда подевались её ужимки великосветской дамы! Весь лоск, все показная цивилизованность слетели с нее, как шелуха.

Бум, бум, бум…

А мысли невольно возвращаются назад, злобно буксуют на одном и том же месте.

Вот, уже выпита чашка вечернего чаю. Она нежится на пуховой перине, размышляя о том, как задаст завтра перцу этому непокорному мальчишке, когда на тумбочке начинает трезвонить телефон – аппарат, которым обладает далеко не каждый в их городе!

Звонит дежурный офицер. Его голос сразу же вызывает у неё дурные предчувствия.

– Тысячу извинений за то, что потревожил вас в столь поздний час, моя госпожа, но у нас тут ЧП, – бесстрастным голосом докладывает он.

– Что за ЧП?

– Сбежал арестант, заключенный Конфеткин. Охрана только что делала обход, и доложила, что его камера пуста. Я счел своим долгом немедленно уведомить вас об этом.

Сонливость словно ветром сдуло. Кривогорбатова, как черт из табакерки, выпрыгнула из постели. В белой сорочке с рюшечками, из-под которой выглядывали тонкие кривые ноги капризной старухи, она в этот миг меньше всего походила на всесильного начальника тайной полиции.

– Мою карету! Галифе! Сапоги! – визжит старая ведьма, брызгая слюной. – Ах, бестии, – гремит она на прислугу. – Ну, что стоите, разинув рты?

И вот она уже мчится к себе на службу на огнедышащих рысаках.

В приемной её ожидает чёрный офицер. Он докладывает о том, что все необходимые меры предприняты: по следам беглеца пущена погоня, на всех дорогах расставлены усиленные посты, тайным агентам даны соответствующие указания. Если Конфеткин не успел скрыться за рекой – что очень маловероятно – он будет схвачен.

Кривогорбатова криво усмехается:

– А что докладывают наши люди с реки?

– Пока ничего… Да и вряд ли арестант направится в ту сторону.

– Ты полагаешь?

– А откуда ему знать о лучезарной стране? Ведь он только-только оказался в нашем мире. Всё это время он находился под нашим неусыпным контролем.

Однако старая ведьма полна недоверия. Она буравит своего адъютанта подозрительным взором:

– Но кто-то же помог ему сбежать! Сам-то он этого сделать не мог? Значит, в наши ряды затесался предатель. И этот мерзавец вполне мог указать ему путь к реке.

Лицо черного офицера остается беспристрастным.

– Кого конкретно вы имеете в виду? – уточняет он, рассматривая свои холеные ногти.

– Откуда мне знать? Вокруг полно негодяев!

В дверь просовывается голова в брезентовом плаще с капюшоном:

– Разрешите войти?

Кривогорбатова зыркает на него волчьими глазами:

– Кто таков?

– Тайный агент СС07, с шестого поста.

– Ну, в чем дело?

– На нашем участке пересек реку неизвестный рыцарь.

– Что-о?!

Белесые запятые бровей взметнулись, глаза полезли из орбит. Голос зазвенел, срываясь на истерический крик:

– То-есть как это – «пересек реку?!»

– Осмелюсь доложить, он шёл прямиком по воде на ту сторону, разбрызгивая золотистый свет, – трепеща от страха, промямлил агент. – От него исходила такая могучая сила, что никто не посмел даже и пикнуть.

Старая ведьма заскрежетала зубами:

– Это все?

– Нет. Перед этим наши люди видели его с какой-то светлой феей.

– Ну? И что дальше? Не тяни!

– Похоже, она направила его к мастеру Тэну.

Кривогорбатова открыла рот и вновь закрыла его. Потом схватилась рукой за сердце и захрипела:

– В погоню!

«Бом, бом, бом…»

Весла скрипят в уключинах в такт монотонным звукам. Впередсмотрящий до рези в глазах вглядывается в ночную тьму, но что он там может увидеть? У крутых скул деревянного ростра, украшенного головой дракона с разверстой пастью, плещется полоска смолистой воды, теряясь в ночи – и больше ничего.

Но что это?

В черном небе, над плывущей ладьей, появился человеческий глаз величиной с луну. Отчетливо виден серый зрачок, окаймленный белком, покрытым тонкой сетчаткой. На белок набегают пепельные облака, и небесное око безмолвно взирает на галеру в пятне мутного света.

Люди оцепенели от ужаса, и весла гребцов бессильно обвисли. Все поняли: это – конец.

Око моргнуло.

Небо треснуло. Раздался страшный грохот. Черные тучи прорезали молнии и из вспоротого брюха небес хлынул ледяной ливень. Яростный ветер вздыбил высокую волну, и утлое суденышко поднялось на белый гребень.

Впереди выросли скалы; вокруг них, словно в котле, кипела вода. Око бесстрастно взирало на судно.

Волна изогнулась и, словно гигантская рука, в ладони которой был зажат мяч, швырнула галеру на скалы.

Галера ударилась о камни и разлетелась в щепки. Люди, словно оловянные игрушки, канули в пучину.

Госпожа Кривогорбатова превратилась в черный тонкий круг и взвилась над волной. На тонкой плоти старой ведьмы обозначился змеиный рисунок. Круг, выгибаясь и трепеща на ветру, заскользил над рекой – назад, назад, к родным берегам.

Продолжение 14 Доклад черного офицера

About Post Author

От Николай Довгай

Довгай Николай Иванович, автор этого сайта. Живу в Херсоне. Член Межрегионального Союза Писателей Украины.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *